ЮЛИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ: фантастические повести и рассказы

 
 

«Ожерелье гномов». Глава 8. Цитадель.

Предыдущая глава: http://strelecky.com/archives/839

Если бы этим ранним утром кто-то из жителей Хоббитанской Слободы шел в сторону Миндона именно этой тропой, он мог бы стать свидетелем необычного действа. Какие-то люди сооружали нечто странное. Не то, мельница, не то, огромный журавль для колодца, а может, подъемный кран – такие можно видеть в городе, когда там воздвигается очередное высокое здание.

Несколько рабочих суетилось вокруг конструкции. Рядом стояли бочки и амфоры. Руководил процессом бородатый мужчина. Но, несмотря на седую бороду, двигался он с юношеской ловкостью, а глаза его блестели азартом. Человек этот, похоже, являлся бригадиром строителей, а другой, светловолосый и голубоглазый мужчина, похоже, был заказчиком. Он принимал активное участие: не гнушался никакой работой, но при этом вел себя, как хозяин.

— Трис, давай руководи, — весело кричал он бородачу. – Где там твои чертежи, что у нас дальше?

По-видимому, чертежи у Триса были в порядке. Работа двигалась. И потенциально проходящие мимо хоббиты уже могли бы увидеть сооружение, которое возвышалось над деревьями. И лишь внимательный взгляд мог заметить притаившихся в кустах охранников: гоблина, орка и тролля.

Но прохожих не было. Трис выбрал правильное место. С одной стороны, тропа проходила недалеко от слободы, по вершине одного из небольших холмов. И если бы не обильная растительность, поселок полуростков лежал бы перед ними, как на ладони. С другой — ленивые и ортодоксальные хоббиты редко ходили этой дорогой.

И вот, похоже, работа подошла к концу. Свен (а это был он) кивнул Трису, а тот отдал команду рабочим.

— Давай, — сказал Свен. – Трис, я в тебя верю. Ты можешь не только изобретать разные зелья. Давай, жги!

— И подожгу! – весело ответил тот, кого звали Трисом. – Чтобы ты не сомневался!
Он махнул помощникам, и те подтащили одну из бочек. С помощью системы блоков и веревок подняли какой-то груз, а искомую бочку поместили в специальную корзину. Трис скомандовал еще раз, кто-то что-то отпустил, и груз взмыл в небо, отправленный туда взмахом гигантского шеста. Но траектория получилась слишком крутой, и бочка, наполненная водой, упала недалеко в лесу.

Еще минуту Трис что-то настраивал в своей хитроумной конструкции, но теперь уже уверенно скомандовал:

— Давай бочку с маслом! Поджигай фитиль!

В корзину поместили искомый предмет. Подожгли фитиль. Трис отдал очередную команду…

Представляете, каково было изумление добропорядочных хоббитов, когда утром, прямо посреди их слободы приземлилась бочка, полная горючего масла? Бочка разбилась, и горящая жидкость брызнула на дома и двери небольших хоббитанских нор. А уже через минуту в воздухе показался следующий дымящийся снаряд. Требушет, созданный по чертежам и под руководством Триса, работал исправно.

Совершив несколько выстрелов, команда подожгла конструкцию, над которой трудилась все утро, и отступила в сторону города. По мнению Свена, акция устрашения прошла успешно, а слишком задерживаться на месте обстрела было опасно. Хоббиты рано или поздно опомнятся, и его команде пришлось бы отступать с боем.

 

«Боже Милосердный, и это только начало…», — раздраженно подумал Гиерон, когда с первыми лучами солнца его разбудил шум и крики за окном. Это было утро праздника Лиго. Языческого праздника с точки зрения того, кто верует в Милосердного.

По традиции, утро это следовало начинать шумно. Криками и стуком будить соседей. Выходить на улицы. «Сейчас начнется…», — понимал баронет. И действительно, началось. С разных концов города послышались песни, смех и звуки нестройной музыки. Гиерон знал, что многие не ложились спать всю ночь. Молодой человек поднялся с постели, облачился в свою почти боевую одежду, подпоясался мечом и умылся водой из кувшина, стоящего рядом с небольшой лоханью возле его кровати. Он и его отец по-прежнему гостили у Кидии.

Гиерон спустился в столовую. Здесь он застал Кидию, сидящую за столом вместе с Кастаром. Они смеялись и о чем-то разговаривали. При его появлении чуть-чуть отодвинулись друг от друга, и Кидия покраснела. «Еще не ложились…», — понял баронет. Гиерон знал, что существует традиция, гулять по лесу в ночь перед праздником в поисках цветка папоротника. Также он знал, что эта традиция всего лишь прикрытие для того, чтобы парень и девушка могли уединиться. Потом следовала традиция купания в воде. Что и делалось, как правило, нагишом. Судя по всему, всем этим и занимались ночью Кидия и Кастар. Гиерону было стыдно за сестру, неприятно, что она, будущая баронесса, ведет себя, как обыкновенная дворовая девка. Может она уже и не девственница даже? От всех этих мыслей настроение его не улучшилось.

Через некоторое время к ним спустился и его отец. К тому моменту Кидия окончательно отсела от своего товарища, и барон не застал ничего предосудительного. Но Гиерон отказывался верить в то, что Кир ни о чем не догадывался.

Позавтракав, они отправились гулять на улицу. Праздничный город купался в свежей зелени. Дома украшены цветами и зелеными ветками. Зеленые гирлянды украшали мосты второго яруса. И сами жители Миндона носили венки из различных цветов и зеленых листьев. Такие же венки были на Кидии и Кастаре. Гиерон, по понятным причинам, носить подобное украшение отказался.

Кругом было полно народу. Многие пели и плясали. Компания двинулась в сторону Форума. Там, как объяснила Кидия, должны были пройти основные торжества. По дороге они наткнулись на заслон из стражников, перегородивших проход к одной из улиц. Выяснилось, что по ней должны были прогнать быков, туда, вниз на Подол, где состоится языческое жертвоприношение, замаскированное под сражение человека и животного.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





ПОДПИШИТЕСЬ:




 

 

ДРУГИЕ КАНАЛЫ:


facebook.com/juliy.strelecky

vk.com/juliy.strelecky

youtube.com




РЕКЛАМА:

Экскурсии в Санкт-Петербург - spbrossitour.com





создание и продвижение сайта advin.com.ua