ЮЛИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ: фантастические повести и рассказы

 
 

«Ожерелье гномов». Глава 4. Девятая башня.

— Это ты будешь там у себя в Белом Городе судьям рассказывать, — прорычал Брин. – А здесь у нас закон другой.

— И что же вы хотите?

— Мы хотим свою долю! – грозно потребовал Брин.

— Долю?! – деланно удивился Свэн. – А что если я не захочу давать долю?

— Тогда ты не будешь здесь торговать!

— Хорошо, и какова, по-вашему, должна быть ваша доля?

— Две трети выручки – вот наша законная доля! – рявкнул Брин, и было видно, как напряглись мускулы под его одеждой, а кулаки так сильно сжали рукоять меча, что побелели костяшки пальцев. Казалось, великан вот-вот готов ринуться в бой.

— Постой, постой! – с наигранным удивлением всплеснул руками Свен. – Как это две трети?! За что собственно?! За то, что я смогу продавать свой высококачественный товар здесь, в этом гадюшнике? Да, вы сами должны мне еще доплачивать! Может ты не знаешь, но я расскажу тебе, что такого напитка, как у меня, еще не было на свете! Он в разы крепче вина или любого эля! Это – волшебная рецептура. Его варят для меня колдуны из далекой страны. А ты говоришь две трети…

— Две трети! – стоял на своем Брин.

В этот момент произошло нечто неожиданное. Свен рухнул на одно колено. От удивления у Брина отвисла челюсть, настолько это не вязалось с текущей ситуацией. Другие братья-великаны тоже удивленно посмотрели на оппонента. «Чего это его так подкосило? – пронеслась мысль в голове Брина. – Может он хочет меня умолять о скидке?» Но это была последняя мысль, которая могла быть прочитана в широко открытых глазах богатыря. В воздухе что-то пронзительно свистнуло, и в один из этих глаз вонзилась длинная стрела, которая прилетела как раз из-за спины Свена, а значит со стороны девятой башни.

Казалось, что второй брат, Гвин, не может поверить в то, что произошло. Долю секунды он наблюдал, как Брин покачнулся и рухнул, словно подкошенный артелью дровосеков многовековой дуб. «Как же так? – четко читалось на лице Гвина. – Ведь ни один человеческий лук не сможет пустить стрелу на такое расстояние, пусть даже из башни». Но выражение удивления сменилось гневом, и Гвин начал поднимать огромную секиру. Поздно и слишком медленно! В тот момент, когда стрела вонзилась в глаз Брину, Матуурз не терял времени даром. Он мгновенно обнажил обе кривые сабли и бросился на стоящего перед ним Гвина. Тот еще не успел даже поднять огромный топор, когда короткие сабли обрушились на его запястья с такой силой, что пробили защищающую их броню и секира выпала из пальцев великана. Еще мгновение, и шустрый гоблин подпрыгнул высоко в воздух и взмахом одной из сабель перерезал Гвину горло.

Совсем иначе обстояло дело на другом фланге, где великан Олог, противостоял третьему брату – Дину. Дин оказался не так прост. И, несмотря на скудоумие, проворнее братьев. Также свою роль сыграла и невероятная живучесть урода. В момент, когда началась заварушка, Олог достал откуда-то из-за пазухи кистень, который он все это время там прятал. К усеянной острыми иглами железной рукояти была приделана длинная цепь с тяжелой шипастой гирей. Этим оружием, внешне такой неповоротливый и громоздкий, Олог владел в совершенстве.

Но слишком долго раскручивалась цепь. Огромный каменный молот взлетел вверх и, несмотря на то, что Олог уже нанес удар железным шаром по голове Дина, рухнул на тролля. Правда, в последний момент Олог выставил вверх руку и успел шагнуть ближе к Дину. Рука тролля приняла рукоять молота. Кость хрустнула, но спасла череп Олога от каменного навершия.

Дин снова поднял молот над головой. Понимая, что назад дороги уже нет, тролль вместо того, чтобы отступить и попасть под удар страшного оружия, еще ближе подскочил к Дину и нанес удар вооруженным железными шипами кулаком по лицу третьего брата. Но тот выдержал и этот удар. Его лицо превратилось в кровавое месиво, но Дин был жив и опасен, как никогда. Он выпустил молот и вцепился огромными руками в горло тролля. Олог был в несколько раз больше обыкновенного человека и обладал недюжинной силой, но было видно, что его глаза полезли на лоб, а вовсе не тонкая шея вот-вот хрустнет под пальцами Дина.

В этот момент Свен поднялся с колена, выхватил свой широкий заостряющийся к концу меч, подскочил к Дину сзади и начал наносить ему в спину колющие удары. Но Дин не выпустил горло Олога. Вместо этого он повалил того на землю, а сам оказался сверху и продолжал сжимать свои пальцы в железной хватке. Свен же продолжал колоть великана в спину. Из ран Дина потоками лилась кровь, но тот не сдавался. И в тот момент, когда казалось, что судьба Олога уже решена, к сражающимся подскочил Матуурз и одним ударом отсек Дину голову. После чего гоблин и человек с трудом разжали пальцы свежего мертвеца на горле едва живого Олога. Все вышеозначенное заняло не более двух трех секунд.

— Что это за стрела? – тяжело дыша, спросил Матуурз Свена. – Твой план? Ты бы хоть предупредил.

— Предупредил о чем? О том, что будет драка? – ответил Свен. – А ты и так этого не знал?

Свен выпрямился и помахал рукой в сторону башни.

— Стрела-то, эльфийская, — сам себе пробурчал Матуурз, разглядывая исходный предмет в глазе Брина. – Но даже она сюда бы не долетела.

— Поэтому я и договорился со своими друзьями из стражи, чтобы моего эльфа с эльфийским луком пустили на башню. Я все рассчитал. Эльфийский лук плюс высота башни. Одно без другого не сработало бы, — уточнил Свен. – Но это мои маленькие секреты. Давай приводить в чувство Олога. Пора уходить отсюда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





ПОДПИШИТЕСЬ:




 

 

ДРУГИЕ КАНАЛЫ:


facebook.com/juliy.strelecky

vk.com/juliy.strelecky

youtube.com




РЕКЛАМА:

Экскурсии в Санкт-Петербург - spbrossitour.com





создание и продвижение сайта advin.com.ua