ЮЛИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ: фантастические повести и рассказы

 
 

Свято место

— Что?! — удивился Иван и машинально опустил глаза. – А, это… Это же флаг Южных штатов. Я, знаете ли, неравнодушен. Понимаю, что это полная ерунда, далекая от реальности, но “Унесенные ветром”, ореол южноамериканских джентльменов… В этом есть что-то романтическое. Они, своего рода, вроде белогвардейцев. Как их, опять же, представляли в книгах.

— Мне кажется, народ не поймет, — согласился с Осипом Георгий. — Лучше бы снять.

Но было слишком поздно. За стеклом уже скопилось много народу.

Иван снова обернулся к стеклу. Почти прямо перед его грудью, со стороны улицы к нему прилипло лицо мужчины небольшого роста с какими-то дикими глазами. Люди вели себя так, будто человек за стеклом не мог их видеть и слышать, а для них, в свою очередь, разыгрывается какое-то гадкое представление. Или наоборот.

Они что-то кричали и указывали на Ивана пальцами. Кто-то выкрикнул: “Зовите патриотов!”

— Я звоню американскому консулу! — В свою очередь нервно выкрикнул Иван, поднося к уху аппарат мобильного телефона.

В этот момент толпа расступилась, будто льды под натиском ледокола. И перед витриной появился крупный мужчина в камуфляже и очень хмуро уставился близко посаженными глазами в лицо Ивана.

— Предлагаю тактическое отступление, — резонно констатировал Вениамин, пока Георгий доставал мобильный телефон и с довольным видом включал его камеру, — в туалет.

В этот момент что-то тяжёлое, видимо камень, ударилось о стекло. Оно выдержало, но покрылось паутиной мелких трещин. Толпа подалась вперед, а в голове у Ивана в один миг включились все голливудские фильмы про зомби-апокалипсис. Досмотрел кино он уже тогда, когда за ним и его товарищами захлопнулись двери местного сортира.

Три товарища по несчастью сумели повернуть защелку, и на время оказались в безопасности. Только Осип куда-то исчез. Спустя какое-то время, за дверью послышался угрожающий шум. Затем громкий стук. Похоже, ногой. Оглядевшись, журналисты поняли, что отступать дальше некуда и приготовились забаррикадировать дверь. Да, пусть даже и толчками.

Но как раз в тот момент, когда было принято решение оторвать первую раковину, шум поутих, а снаружи раздалось спасительное: “Open up. You are safe now!”

После небольших сомнений было принято решение открыть дверь. На пороге стоял высокий, слишком белозубый человек с тонкими седыми волосами и в галстуке с принтом в виде американского флага. За его спиной, лицом к толпе, высился огромного роста негр в черной куртке с надписью FBI большими буквами. А под ней чуть меньше: S.W.A.T

Вениамин в ступоре уставился на эту надпись.

— Что, серьезно? — спросил он, указывая консулу в спину чернокожего.

— А, это…, — отмахнулся тот. — Местные судят о нас по фильмам. Так им понятнее. Вот, значит, американцы. Ещё разорвут при раздаче печенек.

Кстати, раздача началась тут же. Чтобы успокоить толпу, в руках у громилы неожиданно появилась коробка, откуда он извлекал подарки и вручал тем, кто был рядом. В этот раз народу достался американский флажок и пачка презервативов. Хороших.

Дальше двинули уже вместе с консулом и его охранником, похожим на бодигарда рэп-звезды. Тут вновь объявился Москаль. Оказывается, он бегал звонить в Новую полицию. А в туалете плохая связь. Кстати, курточку-то Иван надел. И не только потому, что холодно.

На главной площади Мустафа-Найемска, куда прибыла эта процессия, в сопровождении в том числе тех людей, которые только что собирались выяснять отношения с журналистами, уже всё было готово. Вокруг предполагаемого монумента выстроена завеса из темной ткани. По периметру праздничные гробы. Еще дальше голодные школьники (в дань памяти дню празднования голодомора): все мальчики в вышиванках и черных балаклавах, а девочки в веночках и кружевных трусиках. Взрослые в свеженачищенных кастрюлях на головах. Тут же несколько шеренг Новых полицейских в своих черных одеждах, похожих на охранников из сети супермаркетов “Сельпо”.

— Раньше на этом месте был памятник императрице Екатерине, — продолжил свою лекцию Осип. — После большевистского переворота — Ленину. А вот сейчас увидите что. Свято место пусто не бывает.

Все спели гимн. Потом заиграл какой-то бравурный марш на казацкую тему.

Через минуту после того, как смолкла музыка, что-то щелкнуло и покровы пали. На постаменте стоял невысокий лысеющий мужчина в пенсне на довольно длинном носу. “Берия Лаврентий Павлович”, — сумели прочитать иностранные журналисты. Дальше что-то неразборчивое. Ведь никто из них не знал украинского языка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





ПОДПИШИТЕСЬ:




 

 

ДРУГИЕ КАНАЛЫ:


facebook.com/juliy.strelecky

vk.com/juliy.strelecky

youtube.com




РЕКЛАМА:

Экскурсии в Санкт-Петербург - spbrossitour.com





создание и продвижение сайта advin.com.ua