ЮЛИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ: фантастические повести и рассказы

 
 

Война, которой не было

С первого взгляда кабина СУРНа кажется очень маленькой. Даже удивительно, что там может поместиться три человека. Но когда залазишь и садишься на эти невзрачные крутящиеся стульчики, становится даже удобно. Есть, правда, один маленький недостаток: СУРН очень уязвим для антирадарных ракет вражеских самолетов. Когда началась война, и Диму, как и многих других выпускников военной кафедры Киевского политеха, призвали, он стал командиром ПУ.

Ракетно-зенитный комплекс «Куб» состоит из СУРНа (отдельная машина с радиолокационной станцией) и нескольких ПУ (пусковых установок), подключенных к СУРНу машин, на которых, собственно, расположены ракеты. Самолет засекает СУРН. Вот и выходит, что и самолет его «видит». А значит, может поразить. А ПУ вроде как ни при чем. Просто выпускает ракеты, которыми управляет СУРН. «Куб» — хороший ЗРК. Только старый. Но тогда, в две тысяча четвертом, когда началась вся эта заваруха, в дело шло все. Вот и расконсервировали казалось давно забытые установки и посадили в них тех, кто учился управлять ими на военных кафедрах в институтах.

Дима и сейчас хорошо помнил, как все начиналось. В понедельник, сразу после воскресных выборов, он, как всегда, ехал на работу. И, как всегда, немного опаздывал. В лифте офисного центра он столкнулся с одним из своих коллег. Вместе они вышли на этаже, где располагался их офис и на площадке перед лифтом нос к носу столкнулись с шефом и остальными работниками офиса. В первую секунду Дима подумал, что он попался, и сейчас их станут критиковать. Но взволнованный явно не их опозданием шеф сказал что-то вроде: «Этого допустить нельзя!». «Едем на майдан?» — это уже, обращаясь непосредственно к Диме. Отказать было неудобно. Вот так он и попал в самую гущу «Оранжевой Революции».

Поначалу было даже забавно. Одухотворенные лица студентов. Практически нет пьяных. У всех в глазах неземной свет свободы… Потом ему пришлось уехать. Он вернулся через три дня и застал совсем иную картину. В усыпанный оранжевым хламом город начали подтягиваться маргиналы всех мастей, как с одной, так и с другой стороны. Никто не работал. Решив посидеть в маленьком уютном кафе возле своего дома, Дима ужаснулся. Все заведение было битком набито пьяными мордами, увешанными оранжевыми ленточками и разговаривающими между собой исключительно с помощью революционных лозунгов. Все шло к чему-то худшему. И это худшее не заставило себя ждать.

До сих пор доподлинно неизвестно, как все началось. Вроде бы Крымский «Беркут» начал штурм палаточного городка. Но сейчас это уже не важно. Закончилось тем, что в результате уличных боев между милицией и перешедшими на сторону «оранжевых» армейскими частями, активно поддерживаемыми заранее и очень хорошо подготовленными боевиками, Киев оказался в руках «революционеров». В этой войне даже сложно было понять, кто повстанец, а кто правительственные войска. Ющенко, вроде как, президент. Но правительство, вроде как, правительство. Такая же неразбериха была и в рядах силовых структур: кто-то встал за «оранжевых», кто-то за «голубых». И тогда начался кошмар, именуемый гражданской войной. Война — все списывала и уравнивала.

После захвата Киева многие города начали поднимать «оранжевые» флаги. Прежде всего, конечно, на западной Украине. Но и «голубые», оправившись от шока, организовались. Харьков встал на их сторону. Потом с боями был «освобожден» Днепропетровск. Обе стороны активно создавали свои военные части. Тут нашлось место и карательным отрядам, сформированным на базе националистических организаций. У «голубых» была отбита Одесса, где эти «патриоты» проявили себя во всей красе. Те, в отместку, захватили Сумы и Полтаву. В ход уже шли танки и самолеты. А по обе стороны образовавшейся границы шла охота на ведьм. Не стало ни правых, ни виноватых. Все одинаковые. И это все в двадцать первом веке.

В это время призвали Диму. Причем призвали грубо – совсем не в духе якобы добровольческой революционной армии. Но так поступали оба противоборствующих лагеря. Просто приехал наряд милиции. Так он, рекламист, стал лейтенантом и уже не запаса.

Как уже говорилось, свою военную карьеру он начал командиром ПУ. Потом его перевели на СУРН, и он даже сбил один самолет «регионалов». Конечно, со времен «военки», он абсолютно ничего не помнил об этой технике. Да и тогда знал ее плохо. Выручили «мануалы», так заботливо написанные еще в шестидесятые годы прошлого столетия.

Стоит ли говорить, что воевать Диме не хотелось совсем. Мало того, что он совершенно не разделял чьих-либо убеждений, ему не нравились люди по одну с ним сторону баррикад. Он никогда не любил «западенцев». У Димы были родственники в Луганске. Теперь, фактически, это другое государство. Сглаживало наличие среди оранжевых ополченцев таких же, как он: людей из Киева и центральной Украины, оказавшихся между двух огней. У него даже появлялись мысли на счет того, чтобы переметнуться в лагерь противника. Останавливало только то, что Дима отчетливо понимал — там лучше не будет. И донецкие ребята совсем не его друзья. Так и приходилось воевать. Вечная проблема интеллигентов – с красными или с белыми?

Потом в войне наступило некоторое затишье. Страна была поделена: «оранжевым» достался Киев, Одесса и вся западная Украина, а «голубым» — все остальное, включая Крым. Надо ли говорить, что в только вроде бы начавшей подниматься с колен экономике Украины, наступил полный хаос? Прямые экономические контакты запада с востоком были разорваны. Лучше от этого не стало никому. Предприятия с востока вынуждены были торговать только с Россией, смирившись с навязанными им условиями. Неформально Запад, конечно, торговал с Востоком. Появилась целая каста перекупщиков-контрабандистов, возивших товары через соседние страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





ПОДПИШИТЕСЬ:




 

 

ДРУГИЕ КАНАЛЫ:


facebook.com/juliy.strelecky

vk.com/juliy.strelecky

youtube.com




РЕКЛАМА:

Экскурсии в Санкт-Петербург - spbrossitour.com





создание и продвижение сайта advin.com.ua