ЮЛИЙ СТРЕЛЕЦКИЙ: фантастические повести и рассказы

 
 

Скамья в летнюю ночь

Зеленая скамья стоит возле пешеходной дорожки прямо посередине большого двора, окруженного панельными домами. Нет, минуточку. Скамья – звучит как-то слишком сурово. Сразу вспоминается выражение: «скамья подсудимых». Пусть это будет не скамья, а скамейка. Обыкновенная окрашенная в грязно зеленый цвет (если вообще цвет может быть грязным) скамейка, каких много во дворах почти любого города постсоветского пространства. Уверен, вы понимаете о какой скамье, простите, скамейке, идет речь.

Сейчас ночь. Поэтому не очень видно, что скамейка зеленая. Правда не так далеко светит уличный фонарь, но истинный (грязный) цвет скамейки не видно. Но мы догадываемся, что она именно такая, как описано выше. Грязно зеленая скамья в летнюю ночь. Кстати, летняя ночь тоже стоит. Стоит над городом.

А на скамейке сидит мужчина того самого среднего возраста, которому приписывают одноименный кризис. Что он тут делает, пока не понятно. Наверно просто сидит, слушает трели цикад (или как там еще описывают летнюю ночь?), вдыхает теплый воздух, насыщенный пряными ароматами лета (как-то так). Рядом с мужчиной расположилась небольшая черная сумочка. Знаете, такие часто носят на своем плече офисные работники? Судя по всему, сумка принадлежит мужчине, иначе сложно было бы поверить, что на одной лавочке могут находиться мужчина и чужая офисная сумочка. Впрочем, в жизни бывает и не такое.

Тут в кармане мужчины звонит мобильный телефон. Он достает его и прикладывает к уху.

— Алло, — говорит мужчина. – Да. Нет. Скоро. Нет, я не курю, ты же знаешь, что я бросил. Нет, и пива не пью. Скоро, скоро буду. Не волнуйся, дорогая.

Трубка еще несколько раз что-то пропищала и затихла. Он спрятал ее обратно в карман. Потянулся к сумочке (теперь стало окончательно ясно, что это его собственность), достал оттуда пачку сигарет и бутылку пива. Закурил сигарету, с жадностью вдохнув горький дым, открыл пиво и сделал долгий глоток. Все-таки он был честным мужчиной.

А в тоже время чуть дальше в тени застыла чья-то фигура и внимательно наблюдала за ним.

Наконец мужчина допил пиво. Поставил пустую бутылку на землю возле скамейки. Достал пачку жевательных резинок и положил в рот две подушечки. Встал, и активно работая челюстям, направился к одному из домов, стоявшему по периметру двора.

В тот же мгновение фигура в тени шевельнулась, и сделала было движение по направлению к скамейке. Но слишком поздно. Место ушедшего мужчины занял взволнованный молодой человек. Он тоже как раз говорил по мобильному, только более эмоционально.

— Да! Нет! Я просто очень хочу тебя видеть! Неважно. Да, прямо сейчас! Я очень тебя прошу. Я уже здесь, рядом с твоим домом. Что?! Еще на работе? Почему?! Я все равно буду тебя ждать. Да, прямо здесь.

Но на скамейке юноша удержался не долго. Он вскочил, но двинулся не в сторону одной из многоэтажек, а по дорожке в том же направлении, откуда пришел. А, следовательно, в сторону ближайшей станции метрополитена.

Немая фигура в темноте опять пришла в движение, и уже было сделала шаг по направлению к скамейке, как ее, скамейку, снова заняли. Это были два парня, которые пришли по дороге с той стороны, куда только что бросился предыдущий оратор. А именно, от метро. Они уверенно держали в руках по бутылке пива и явно были навеселе (скорее всего, возвращаются с какой-то вечеринки). Они продолжали уже начатый разговор.

— Нет, ты видел, ты видел?! – восклицал первый собеседник.

— Видел, что? – спрашивал второй.

— Как она заигрывала со мной? Мне буквально приходилось уворачиваться.

— Да?

— Да. Но ты же меня знаешь. И хотя мне очень хотелось… Но я – нет!

— Почему?

— Из уважения к тебе! Ведь я знаю, что ты чувствовал бы.

— Спасибо. Ты настоящий друг.

— Но ты же видел?

— Да.

— Если бы ты знал, чего мне стоило сдержаться. Но я из уважения к тебе…

— Да. Спасибо.

— Но ты видел?! Эх, если бы не уважение к тебе…

В этот момент пиво в обеих бутылках синхронно закончилось, и собеседники с сожалением вздохнув, были вынуждены поставить их на землю, туда, где уже стояла бутылка, ранее принадлежавшая мужчине среднего возраста.

Видимо это и послужило сигналом и одновременно последней каплей для фигуры в тени. Она (или он) решительно двинулась по направлению к скамейке. И выйдя на освещённую дорожку, превратилась в фигуру не молодой и кое-как одетой женщины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *





ПОДПИШИТЕСЬ:




 

 

ДРУГИЕ КАНАЛЫ:


facebook.com/juliy.strelecky

vk.com/juliy.strelecky

youtube.com




РЕКЛАМА:

Экскурсии в Санкт-Петербург - spbrossitour.com





создание и продвижение сайта advin.com.ua